01.02.2016

ПРОТОИЕРЕЙ ВАЛЕРИАН КРЕЧЕТОВ В СПАССКОМ ХРАМЕ

30 января, в день памяти преподобного Антония Великого, Божественную литургию в сослужении духовенства Спасского храма возглавил протоиерей Валериан Кречетов. После богослужения батюшка обратился к собравшимся богомольцам со словом назидания:

«Братия и сестры! Какие вы счастливые! Какие вы счастливые, что стоите в истинной вере, имеете храм Божий. Так говорил старец отец Николай Гурьянов, которого Господь сподобил меня ездить причащать.

Когда-то еще в детстве, а я вырос в храме Благовещения, где два придела – архангела Михаила и преподобного Сергия, просил я только одного у Матери Божией, чтобы мне послужить Богу, больше ничего. И Господь все устроил, как видите. Господь благословил, каким путем идти, Господь дал золотую матушку, а это очень ценный в наше время для священника дар. У меня 7 детей живых, а так 8 родилось – 5 сыновей и 2 дочери, и 34 внука. Пока что. Господь благословляет тех, кто желает Ему служить. Могу сказать так по собственной жизни. Незаметно летит время, течет, все изменяется, но всем управляет непостижимый Промысел Божий. Через свою матушку, я познакомился с маросейской средой, это духовные чада отца Алексея и отца Сергия Мечевых. И вот сегодня я с умилением увидел такое для меня радостное явление: я служил на престоле с антиминсом, освященным епископом Можайским Стефаном. Это тот самый архиерей, будущий духовный сын отца Алексея Мечева, который прошел тюрьмы. Он похоронен за алтарем Покровского храма в Акулово, где я служу. Его блаженная Матронушка Анимнясевская вызволила из тюрьмы, потому что ему грозил срок 10 лет. И он, в унынии, не знал, как быть. Ему сказала медсестра, а он был врач невропатолог, в миру его звали Сергей Алексеевич: «Сергей Алексеевич, у нас есть такая блаженная, у которой просят, и она помогает». Он говорит: «Так я же в тюрьме сижу, как я до нее достану?» «А вы, – говорит медсестра, – выйдите и покличьте ее просто: «Матронушка, помоги мне, я в беде». Он, как врач, имел право выходить из зоны, вышел и прокричал трижды. И вдруг его освобождают, и он едет непосредственно не домой, а сначала к ней, в село Анимнясево, под Касимовом. Приезжает, находит ее дом, входит, никого нет, а она в ящике лежала, убогая такая, блаженная. Входит, перекрестился, говорит: «Здравствуйте!» Слышит голос: «Здравствуй, раб Божий Сергий». Видит, голос раздается из дальнего угла, там лежит ящик, и в нем лежит эта раба Божия. «Откуда ты, – говорит, – меня знаешь?» «А ты же меня кликал, просил помощи». И вот, этот владыка Стефан благословил меня на брак, брак благословенный. Когда по благословению, удивительно, как Господь потом дает все щедрой рукой. И потом, уже за неделю до смерти, я у него был. Владыка был на Калужской кафедре, после Можайской, потому что у него был паралич, у него правая рука не действовала, он одной рукой благословлял, как архиерей, и служил. Умер он в день жен-мироносиц во время проповеди. Говорил проповедь в конце службы, и, заканчивая, произнес: «Жены-мироносицы служили Господу всем имением и своими руками, и мы должны также». На этих словах он покачнулся, его подхватили рядом стоящие иподиаконы и он скончался. С его гробом я приехал туда, где я служу теперь 46-й год. Тогда я не был еще священником. Второй раз я служу в Спасском храме Андреевки и как-то в первый раз даже не обратил внимания, а кем был подписан антиминс. Сегодня присмотрелся, а там написано: «Смиренный Стефан, епископ Можайский». Владыка Стефан приезжал к отцу Сергию (вот его крест на мне) он у него исповедовался, он был его духовником. А отец Сергий был 1890 года рождения. В постриге он был иеромонах Серафим. И вот я уже служу в храме, антиминс которого был благословлен владыкой Стефаном, которого я лично знал, это был святой при жизни человек, прошел тюрьму, естесственно. Как сказал патриах Алексий I, когда он был в отъезде, он сказал: «Благословляется погребение блаженно скончавшегося епископа Стефана». Вот, вы какой имеете храм, с благословением такого архиерея. Я уже не говорю, что в ваш храм неоднократно приезжал наш владыка Ювеналий, это особое архиерейское благословение.

Но сегодняшняя память преподобного Антония Великого – это тоже особая память, потому что сказано: «И иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями» (1Кор. 12, 28). Вот как раз чтение из апостола, который читали сегодня Антонию Великому, так начинается: «Поминайте наставников ваших» (Евр. 13, 7). Преподобные – это как раз учители, которые, прежде всего, учили своей жизнью. Когда обращались к преподобному Серафиму и спрашивали о преподобном Силуане Афонском, некоторые говорили: «Что особенного он говорит? Тоже, что все говорят». «Да, – отвечал преподобный Серафим, – но все, что он говорит, он делает». Вот почему они именуются великими. Помните евангельские строки: «Кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном» (Мф. 5, 19)? Их память почему прославляют? Потому что они нам дали живой пример, чего человек может достигнуть с благодатью Божией и своим усердием. Потому что «невозможное у человеков – возможно у Бога» (Лк. 8, 27).

Вы знаете ни одного пустынножителя святой жизни. Пример их настолько поучителен, что когда читаешь, думаешь, как же мы далеки от этого. Они по 90, по 60 лет в пустыне жили, и имели такую веру, такое дерзновение! Например, когда святой Марк Фраческий разговаривал с пришедшим к нему другим великим преподобным и спрашивал его: «Есть ли ныне среди мира некоторые святые творящие чудеса, как сказал Господь в Евангелии Своем: «если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф.17, 20)?» В то время как святой произносил эти слова, гора сдвинулась со своего места и приблизилась к морю. Святой Марк, приподнявшись и заметивши, что гора двигается, сказал ей: «Я тебе не приказывал сдвинуться с места, но я беседовал с братом; посему ты встань на место свое!» Какая вера была у них! Но они были снисходительны к нашей немощи. Приходят к Антонию Великому и спрашивают: «Дай нам поучение». Он говорит: «У вас есть поучение! В Евангелии написано: «Ударили по правой щеке – подставь левую». «Нет, отче, похоже, не сможем». «Ну, бьют по правой – терпи». «И это, пожалуй, едва ли». Тогда он говорит: «Ну, сразу сдачи не давай». Где уж там сразу не отвечать?! А, между прочим, их наставления, они как раз очень насущны, потому что, как мой отец любил говорить, «христианство это жизнь, это не философия, это жизнь».

Для чего Господь оставил апостолов, архиереев, святителей, которые своей апостольской благодатью совершают таинства? Им дана власть отпускать грехи. А что может быть больше здесь на земле? Жизнь каждого человека здесь кончится, туда-то нужно идти. А как избавиться от всего безумного, что мы здесь натворили? Только через покаяние! Поэтому обратите внимание, как построен богослужебный круг. Владыка Стефан, о котором я вам только что рассказывал, говорил: «В богослужении все богословие». Поэтому важно ходить в церковь на богослужения, потому что здесь все богословие. Смотрите сами: праздник Рождества Христова. Дальше какой великий праздник? Обрезание Господне и Василия Великого. Святитель прославляется, Великий опять. Потом Крещение, а тут начинается – Антоний Великий, Макарий Великий, Евфимий Великий, Афанасий Великий, все великие. То есть здесь, как бы показывается, как очень поэтично воспевает наша православная церковь русских святых: «плод красный спасительного сеяния Земля Российская приносит Тебе, Господи». И вот вся вселенная начинает приносить своему Творцу плод красный и спасительный сеяния евангельской проповеди – тех, которые сотворили и научили. Это действительно очень назидательно. «Поминайте наставников ваших» слышим мы за богослужением, т.е. наставления, чтобы человек уже в этой жизни начинал жить по-другому. Ведь что совершили преподобные? Они встали в первые ряды духовного фронта. Монашествующие – это кадровые офицеры и солдаты передовой духовной войны, которая идет в мире. Потому что на самом деле идет война душ человеческих и за души человеческие. И в этой войне кадровые воины – это преподобные. Они участвуют в этой войне вместе с ангелами, которые именуются Церковью служебными духами, «посылаемыми на служение для тех, которые имеют наследовать спасение» (Евр. 1, 14). То есть всем нам даются ангелы-хранители: дается ангел-хранитель семьи, существуют ангелы-хранители городов, народов. Это как раз та самая воинствующая Церковь, которая ведет здесь войну против зла. Точнее зло воюет против добра. А церковь утверждает Истину.

И вот как раз, когда мир все время изменяется, крутится, вертится, но монашествующие стараются хранить тот дух, распорядок духовной жизни, который они получили от своих наставников. Одним из примеров является старый Афон. Непостижимым образом государства появляются и исчезают, а он стоит. Стоит в истинной вере, стоит в богослужении. Там ведь самое главное совершается – богослужебный круг суточный. Преподобные всегда были как бы душой своего народа. Помните смутные времена? Преподобный Сергий объединил всех. Оптина пустынь. Преподобный Серафим Саровский. Это как раз те учители и наставники, которых Господь поставил на свечнике Церкви. Поэтому нужно использовать этот богатейший духовный опыт.

У нас, к несчастью, особенно современная молодежь, увлеклась ветром времени, который как смерч, крутит все то туда, то сюда. Слышали это выражение — куда ветер дует? Как раз ветер мирской, который то туда, то сюда, то туда людей мечет, то сюда. А там жизнь все равно идет своим путем, духовным. Есть такая брошюра святителя Николая Велимирович, он канонизирован Сербской Церковью, святой человек, действительно, Иоанн Златоуст XX века. Брошюра называется «Война и Библия». Он прямо раскрывает, что причина всех совершающихся событий – в духовном состоянии людей. У нас мелькают экраны, крутятся новости и последние, предпоследние, сверхновые… Сказано – «за покаяние прибавлю, за беззаконие убавлю». Поэтому когда начинают оглядывать жизнь, искать причины – причины в нас. «Стяжи дух мирен, и около тебя спасутся тысячи», – так сказал преподобный Серафим. И это действительно так. От нас зависит стяжать мир в своей душе, и мир с ближними – вот уже начало вечной жизни. Говорят, и рай и ад начинаются на земле. И действительно, проповедь Евангелия в том и заключается, что Господь посылал апостолов проповедовать евангелие покаяния и отпущения грехов во всех народах. То есть борьба с грехом. На самом деле, это проще некуда. Вот если мы все перестанем грешить, в семьях будет мир, порядок, никаких проблем, не нужно ни полиции, ни милиции, ничего этого не нужно просто. Раньше было достаточно сказать слово и люди верили, что человек не обманет. А теперь целая система бумажная, и все равно обманывают. Это все просто на самом деле, но при всем при этом все равно нужно помнить, что как бы человек не изощрялся в своих решениях, над всем есть Господь, и Он все равно воздаст так, как нужно. Если не в этой жизни, то в будущей точно. Вот это нужно помнить, это самое главное.

Когда с каким-то сложным вопросом я обратился к отцу Сергию, который был духовником владыки Стефана, он ответил: «Что, про Бога забыли?» Вот так.  Мой родной отец прошел Соловки, войну, потом уже стал священником, он в 39 лет пошел в семинарию, еще потом 30 с лишним лет прослужил. Вот, то-то мы, бывает, говорим, а он уже старенький был, сидит, говорит: « А Бог? Забыли что ли?» Поэтому запомните простую истину – чтобы тут не творили, и что бы кто не творил – над всем есть Господь. Без Него ничего не может быть. Откройте Евангелие. Пилат, римский правитель; перед ним стоит связанный, избитый Спаситель. Пилат говорит: «Ты мне ли не отвечаешь? Власть имею распять тебя, и власть имею отпустить тебя». А Господь ему спокойно отвечает: «Никакой ты власти не имеешь, если не будет тебе дано свыше». И все. Это так. Мы просто забывает об этом. Почему святые так спокойно относились к тому, что совершались? Значит такова воля Божия, и что Господь изволит, то и будет. Однажды я сказал отцу Сергию, а это было примерно 43-44 года назад, о том, что, наверное, скоро конец. А он ответил: «Кто знает…». У Бога столько средств все повернуть! Заснем при одной власти, а проснемся при другой власти. Кто мог тогда подумать, что это произойдет? И вот то, что мы видим, – это свидетельство силы Божией. А то, что касается нас, это касается, прежде всего, нас, для того, чтобы мы уповали на Бога, а не на свои какие-то силы и возможности. Свои силы должны участвовать, но они не главные. «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126, 1) – это слово Божие.

Есть такое изречение: «Последнее слово науки – это первое слово Библии». И так во всем. Был такой физик Фарадей. Он о Библии сказал так: «Поражаюсь безумию людей. Такую книгу имеют, и такие вещи творят». На самом деле, духовная жизнь – она главная. Когда ее нет, никакой радости нет. А когда милость Божия воспринимается душой, то тогда человек, по заповеди апостола, всегда радуется и за все благодарит. На самом деле так и есть. Преподобный Серафим как встречал приходящих к нему? Радость моя! Потому что действительно он в этой радости находился. И это действительно радость.

Вот наша православная вера, у нас есть посты. Захотелось немножечко скоромного? Ну мало ли, что захотелось, надо потерпеть. А потом разговляешься – и радость, а у тех, кто не постился, нет такой радости. Я уже не говорю о духовной – это высоко, даже этой радости нет. Ведь вы знаете, когда постоишь, а потом пойдешь и присядешь или приляжешь и такое блаженство. У нас сплошные радости: постоял, потом присел – радость, а прилег – вот это блаженство. Господь нас любит и как малых детей балует. Это совершенно точно. Все надо воспринимать, как любящую десницу Божию.

А если что-то не так – это не потому что это какое-то горе, несчастье, нет.  Большая часть наших страданий связаны с нашей гордыней и ленью. И наши скорби, на самом деле, – это очень хорошо, потому что в этом отношении страдает не наша духовная сущность от Бога, а страдает та сущность, которая от духа другого, земного. Вот, не получается, вот то-то, то-то. Сказано, что когда человек приходит не в духе, это значит не подходи. А это что такое значит? А вот этот дух стяжи – дух мирен. Вот это как раз дух преподобных.

Я вспоминаю своих наставников с особым умилением. Я помню такой случай, часто его вспоминаю, когда я, будучи молодым священником, служил с отцом Сергием, суббота была, прилег и отключился. Проснулся, а уже должна служба начинаться, а я еще сплю. Я вскочил, влетаю в церковь, народ стоит, стыдно, влетаю, молодой священник еще, а батюшка сидит, и так спокойно говорит: «Не спеши, ведь без нас не начнут». Я вспоминаю отца Николая Гурьянова, когда рассказывал ему о католиках, о том, что на Западе постятся два раза в году, особо благочестивые не едят мясо, но есть ревностные. Они выносят престол на пляж и совершают там мессу, чтобы к народу идти. Ужасно, возмутительно! А он мирным тоном говорит мне: «Ну, может, не стоило этого делать». Вот представьте себе, что вы приходите домой, а там все вверх дном. Попробуйте сдержаться и мирным духом сказать: «Не стоит так делать». У преподобного Пахомия Великого был в жизни такой случай: он идет и думает: «Кто мне даст поучение? Поучение где можно получить?» И вдруг встречается ему женщина легкого поведения. Он смотрит на нее, размышляя: «Какое от нее-то поучение может быть?» А она на него смотрит. «Что ты на меня смотришь? Я монах», – говорит он. А она говорит: «Я-то из ребра создана мужского, я на мужчину могу смотреть, а ты из земли создан, иди, смотри в землю». И получил поучение, да какое еще поучение! Поэтому поучение от кого угодно можно получить. У меня была прихожанами одна супружеская пара.  Муж в горячем цехе работал, они заканчивают рано. Ну, что делать, по ларькам всяким, ну и наберется, «тепленьким» уже приходит домой. А жена позже приходит из церкви. Раньше было такое выражение, когда человек приходит из церкви человек, говорят: «Бог милость прислал». А она пришла, и как на него рыкнула, он говорит: «Ты откуда пришла, что так на меня набросилась?» Она получила поучение от мужа, понимаете? Так что видите, как можно по-разному реагировать и как можно жить в тех же условиях. А вот встретил другую старушку, она говорит: «Я все время ругаюсь с мужем». Я говорю: «И зря. А ты молча накорми его и ничего не говори». Она вспомнила это, и вот он приходит, она его встречает молча, он на нее смотрит, говорит: «Что с тобой?» Она все время на него набрасывалась, а тут не брешет. Он уже сел, она молчит. Она его накормила, он говорит: «Все, больше не буду пить». Молчание назидательнее и поучительнее ругани. Учитесь вот этому, учитесь, живите в любви и в мире. Аминь».

Затем отец Валериан встретился с прихожанами на беседе, где рассказал о разных аспектах духовной жизни и ответил на многочисленные вопросы.