22.06.2013

БЛИСТАТЕЛЬНЫЙ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

 

 

«…Красуйся, град Петров!

 И стой неколебимо, как Россия…»

                                     А.С.Пушкин

 День I

Православные паломники начинают свое знакомство с великим градом, посещая места, связанные с великими святыми и святынями, поэтому ранним утром летнего дня, прибыв в Санкт-Петербург, мы сразу же отправились к святому праведному Иоанну Кронштадтскому. На набережной реки Карповки основал он женский монастырь, названный так в честь преподобного Иоанна Рыльского, духовного покровителя праведного Иоанна Кронштадтского. Вместе с прихожанами мы участвовали в молебне у мощей отца Иоанна и приложились к ним в храме-усыпальнице. Все отметили необычную архитектуру храма – он создан в неовизантийском стиле и напоминает сербские церкви. Два мальчика из нашей группы долго стояли у огромного портрета отца Иоанна – его взгляд, одновременно и строгий, и добрый, и требовательный, и понимающий, казался взглядом совершенно живого человека, священника, у которого можно попросить благословения, ответа на любой вопрос.

Группа учеников нашей Воскресной школы, всего 8 человек, и преподаватели во главе с директором – отцом Димитрием Полещуком, отправились в эту паломническую и культурно-ознакомительную поездку по благословению настоятеля отца Николая (Летуновского). Только один ученик уже был в Санкт-Петербурге, остальные же впервые прибыли в наш знаменитый город.

Оставив вещи в небольшой гостинице, мы отправились в первое маленькое путешествие: прогулку на катере по каналам Петербурга. Мосты, мосты, низкие и полукруглые, с фонариками и фигурками, резными решетками, дома и дворцы в итальянском стиле и наконец – большая Нева, с которой мы увидели архитектурные символы Северной Венеции – Исаакиевский собор, Зимний дворец, Адмиралтейство, Петропавловский собор и фигуру Медного всадника вдали. Это было для многих первым знакомством с красотой города, в душе родилось «Ах!», а именно такое чувство и нужно для того, чтобы навсегда полюбить новый город и захотеть бывать в нем еще и еще. У Аничкова моста через Фонтанку ребята постарались обойти клодтовских коней, чтобы почувствовать, какая динамика скрыта в неподвижных бронзовых скульптурах.

Что будет, если вдруг ослабнет,

Хрустя, чугунная рука

И жеребец гранит царапнет,

И прянет вверх от смельчака? – подумали мы, глядя на укрощенных жеребцов вслед за поэтом (В.Нарбут).

Все заметили огромную выбоину в постаменте – след от артиллерийского снаряда – метка последней войны… Сами 4 скульптуры во время блокады снимали и закапывали в земле в саду Аничкова дворца, как и многие-многие другие значимые памятники города. Кстати, назван мост так в честь подполковника Михаила Аничкова, чей батальон во времена Петра Великого располагался за Фонтанкой в Аничковой слободе, а вовсе не в честь некой Ани, которая прыгнула с моста, как гласит народная молва.

Мы прошли совсем немного по главной улице города — Невскому проспекту, на котором «все обман, все мечта, все не то, чем кажется», по слову Н.В.Гоголя, и нашим взорам предстал величественный и прекрасный Казанский собор, который по задумке еще Павла I, должен был походить на Собор Святого Петра в Риме. Отражением этого пожелания стала возведенная А.Н.Воронихиным грандиозная колоннада из 96 колонн. Многое можно рассказать о его истории, отметим самое важное: освящен собор был в сентябре 1811 года,  автора проекта А.Н.Воронихина  наградили  орденом святого Владимира 4-ой степени. Собор в XIX – начале XX веков воспринимался современниками как памятник ратным победам русского народа в Отечественной войне 1812 года. Сюда были доставлены почетные трофеи: военные французские знамена и личный жезл наполеоновского маршала Даву. Здесь же был похоронен фельдмаршал М.И.Кутузов. Внутренняя отделка собора велась вплоть до 1829 года, и руководил ею О.Монферран. Внутри храма расположены 56 колонн коринфского ордера из розового финского гранита с золочеными капителиями.

К сожалению, история собора связана с памятью о трагических годах богоборчества в нашей стране. Нельзя не вспомнить о настоятеле храма – протоиерее Философе Орнатском, принявшем мученический венец в революционные годы. В январе 1918 года он организовал крестный ход в защиту Александро-Невской Лавры, в котором, несмотря на запрет властей, приняло участие до полумиллиона верующих. Этого большевики не могли ему простить — священника арестовали вместе с двумя сыновьями. Прихожане Казанского собора организовали шествие к зданию ЧК с требованием отпустить настоятеля, и большевики не решились разогнать народ, но перевели его в Кронштадт и в августе 1918 года расстреляли. Очевидцы этого события рассказывали, что, когда священника и двух его сыновей привели на берег Финского залива, почти вся команда отказалась стрелять в пастыря, и тогда комиссар собственноручно застрелил приговоренных. Сейчас отец Философ прославлен в лике святых. В 1932 году Собор был закрыт.

Главная святыня его – Казанская икона Божией матери некоторое время пребывала в Спасо-Успенском храме на Сенной площади, затем в Смоленской церкви, потом в Князь-Владимирском соборе, где она и находилась в течение всей Великой Отечественной войны. Наконец в конце 1990-х годов бесценная реликвия была возвращена в Казанский собор. В 1947 году в Ленинград приезжал митрополит Гор Ливанских Илия, он посетил Александро-Невскую Лавру и другие места. К иконе Казанской он возложил позолоченную коронку и рассказал верующим о своем видении, которое было ему во времена блокады о том, что город на Неве выстоит. До недавнего времени еще оставались живые свидетели этого выступления владыки.

В советский период, когда в соборе устроили Музей атеизма, многие святыни хранились в запасниках, об этом знали сотрудники, многие из которых были тайно верующими людьми. Именно они помогли осуществиться второму рождению этих святынь, в частности, так были обретены мощи преподобного Серафима Саровского в 1991 году.

Наша группа приложилась к святыне – иконе Божией Матери Казанской и участвовала в пении акафиста. Множество верующих и священство воодушевленно пели вместе, сознавая, какая выпала им духовная радость. Один ученик заметил: «А я видел, как китаец крестился и на колени встал перед иконой…» Китайцев действительно в городе очень много, они изумляются всему, как дети, и, наверное, среди них были и православные.

Под вечер мы дошли пешком до Дворцовой площади. Этот совершенный архитектурный ансамбль описан многократно и воспет не зря! Зимний дворец, Александрийский столп, Здание главного штаба, несмотря на свои величественные формы и торжественный вид, ничуть не умаляют просторную вольную атмосферу всей площади. И это чувствуют люди, приходя сюда не только восхищаться шедеврами зодчих, но просто гулять, петь песни и даже кататься на скейтах и роликах.

Крупнейший православный храм Санкт-Петербурга – Исаакиевский собор – высится совсем рядом с Дворцовой площадью. Собор был освящен во имя преподобного Исаакия Далматского, почитавшегося Петром I, так как император родился в день его памяти – 30 мая. Создавали его в 1818-1856 годы по проекту Огюста Монферрана на месте прежних, более скромных церквей, собор освящен в мае 1858 года. Высота собора – 101,5 м., площадь внутри – более 4000 кв.м, диаметр купола – около 26м., здание украшают 112 монолитных гранитных колонн.

Горько узнавать, что это уникальное архитектурное творение потребовало для своего сооружения огромных жертв: в строительстве приняли участие 400 000 рабочих – государственных и крепостных крестьян, около четверти из них умерло в результате болезней или несчастных случаев, в частности, при золочении куполов использовалась ртуть, и многие отравились ее парами.

Во фризе северного портика написана фраза: «Господи, силою Твоею возвеселится царь». На фронтонах собора – рельефные композиции, в нишах – скульптуры, а на углах и вершинах фронтонов – статуи. Каждый из этих архитектурных элементов заслуживает отдельного рассказа. Но мы рассмотрели фронтон северного портика «Воскресение Христа», где в центре – поднявшийся из гроба Христос, а справа и слева от него ангелы, за ними перепуганные стражники и потрясенные женщины.

Внутри храма вас встречает богатство внутренней отделки: золоченые и бронзовые детали, капители колонн, различные гальванопластические украшения в виде медальонов, гирлянд, скульптуры на плоскостях и сводах, живопись, ажурные золоченые люстры, серебряная и золоченая утварь.

Во внутреннем оформлении использованы белый итальянский мрамор, порфир, сланец, малахит, лазурит и другие материалы. Однако больше всего поражает зрителей и верующих огромный витраж из цветного стекла, расположенный в алтаре – он изображает фигуру Христа с поднятой в благословении рукой. И хотя цветной витраж не применяется в русских храмах, в этом соборе яркий и глубокий цвет, высокохудожественный уровень картины действуют на зрителя вдохновляюще. К нашей радости, гид сообщила, что в настоящее время между музейщиками и Церковью достигнуто соглашение: теперь по субботам и воскресеньям, по праздникам в освященном приделе собора совершается литургия.

День мы завершили у знаменитого памятника Петру I – у Медного всадника, открытие которого состоялось в августе 1782 года. На самом деле памятник изготовлен из бронзы и «медным» стал называться после выхода в свет поэмы А.С.Пушкина. Модель конной статуи выполнена скульптором Э.Фальконе, голову Петра лепила ученица этого скульптора – М.А.Колло, а отливка осуществлялась под руководством мастера Емельяна Хайлова. Это один из лучших конных монументов в мировом искусстве. Всадник на вздыбленном коне попирает змею, олицетворяющую силы, противоборствующие реформам Петра. Скала, служащая ему пьедесталом, высечена в форме набегающей волны – символа побежденных императором трудностей. Мы немного поспорили о том, что роль Петра I в русской истории никогда не оценивалась однозначно и вспомнили слова А.С.Пушкина:

На берегу пустынных волн

Стоял он, дум великих полн….

…И думал он:

Отсель грозить мы будем шведу.

Здесь будет город заложен

Назло надменному соседу.

Решимость и воля чувствуются во всем облике Петра, и зритель чтит его. Однако к уважению примешивается и …страх. Да и сам Пушкин в последующих строках своей поэмы написал:

О, мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной,

На высоте, уздой железной

Россию поднял на дыбы?

 

День II

С утра наша группа, следуя заранее намеченному плану, отправилась на «Ракете» в акваторию Финского залива, в Петергоф. Он находится в 30 км от Петербурга, и это один из самых грандиозных архитектурно-парковых ансамблей XVIII-XIX веков, не уступающих по красоте крупнейшим западноевропейским дворцам.

Главная интрига путешествия в это знаменитое место заключается в том, чтобы те, кто там уже бывал, ни в коем случае не проболтался тем, кто там еще не был. О чем? О секретных фонтанах-шутихах. Знакомство с этими фонтанами обычно остается таким ярким впечатлением, что оно затмевает эффект от созерцания прославленных каскадов из фонтанов в Нижнем парке. «Загримированные» под ствол дерева, спрятанные за скамью или в газоне, эти шутихи внезапно обливают туристов водой ко всеобщей радости. Особенно интересно это бывает детям, и наши ребята также искренне радовались придумкам архитекторов и инженеров.

Неизменно поражает своим великолепием статуя Самсона, разрывающего пасть льву, из которой ввысь устремляется 20-метровая струя воды. Эта скульптура была создана скульптором М.Козловским и олицетворяла славу русского оружия в честь победы в Полтавской битве 1709 года. Нагулявшись в парке и познакомившись с коварно-озорными фонтанами, многие из нас были совершенно мокрыми, но остались веселыми и довольными.

Этот заряд радости помог нам, несмотря на усталость, вечером собраться в дорогу – глядеть на ночной город со смотровой площадки Исаакия. И не просто смотреть вообще, а увидеть то, что можно увидеть только в Санкт-Петербурге – разведение мостов, причем в белые ночи!

Вопреки опасениям взрослых, дети легко преодолели высоту примерно 30-этажного дома, поднимаясь на смотровую площадку Исаакиевского собора. Всем нам нравится бывать на природе и любоваться ее красотами. Но, побывав на такой вот смотровой площадке, поистине можно стать урбанистом! Мигающие огни в полусумраке, таинственно отсвечивающая своими изгибами Нева, и рукава мостов, приветственно распахивающиеся навстречу кораблям…

…как явь вплелись твои туманы

-виденья двухсотлетних снов.

О, самый призрачный и странный

Из всех российских городов!

Обычно никто из гостей города даже не догадывается, сколько мостов через реки и каналы возведено в Санкт Петербурге. А ведь это ошеломляющая цифра – 342 действующих моста! Сорок из них имеют статус исторических памятников.  Но разводные мосты — визитная карточка Санкт-Петербурга, это уникальные архитектурные сооружения. Глядя на величественный город с высоты, на которой беснуется ветер с Балтики, понимаешь, почему Санкт-Петербург получил славу одного из красивейших городов в Европе. Сегодня его почитают как выдающийся памятник архитектуры и градостроительства всемирного значения. Это подтверждено тем, что ЮНЕСКО включила Санкт-Петербург в список всемирного культурного наследия. Обычно в этот список включают отдельные здания или сооружения, имеющие высокую художественную ценность (Кремль в Москве, Акрополь в Афинах…) Петербург же внесен в список всемирного культурного наследия как целостная градоструктура, неразделимая на отдельные составляющие в силу своей гармоничности.

Мы спустились вниз и побежали смотреть разведение Троицкого моста, рядом со знаменитыми сфинксами-львами, которые взирали на это действо привычно невозмутимо. Снизу впечатление было другим, но тоже очень интересным. И кажется, что никто не спит, весь город на улицах. Впрочем, это, конечно, гости со всех концов мира. Совсем не хотелось спать, ведь «одна заря спешит сменить другую, дав ночи полчаса». Но это впечатление было обманчивым, и некоторые из нас заснули сладким сном прямо в такси, не доехав до гостиницы. Наверняка им снились мосты и огни, фонтаны, сфинксы и корабли…

 

День III

Утром мы отправились в храм Воскресения Христова (Спас на крови). Этот храм притягивает к себе взоры и верующих, и неверующих – красота его чисто русская, одновременно и веселая, и торжественная, обликом он напоминает храм Василия Блаженного (Покровский собор) в Москве. Возведен храм по проекту А.Парланда и И.Малышева в 1883-1907 годах на месте трагической гибели российского императора Александра II – освободителя. Его сын, царь Александр III хотел увековечить память об отце, выстроив этот удивительный храм. Внутри, на месте, где был зверски убит его отец воздвигли сень. Под ней сохранена часть мостовой и ограждение набережной канала, обагренные кровью Царя-Мученика. Находится она в западной части храма, а прямо над ней колокольня с золотым куполом. Внутри храм представляет собой настоящий уникальный музей мозаики, которая создавалась в мастерской В.А. Фролова по эскизам более 30 художников, среди которых были В.М. Васнецов, М.В. Нестеров, А.П. Рябушкин, Н.Н. Харламов. Мозаичная экспозиция Спаса-на-Крови является одной из крупнейших коллекций в Европе. Каждый элемент этого храма, даже самый мелкий, гармонично вписан в общий художественный замысел, в создание этого шедевра вложены вера и труд многих лучших мастеров своего дела. В наши дни, как и в Исаакиевском соборе, в субботу, воскресенье и праздники в храме проходят богослужения.

Последним аккордом нашего короткого путешествия стало посещение Эрмитажа. Этот музей невозможно обойти на за 5, ни за 10, может быть, за 30 раз и можно, но только как? Есть такая цифра: если у каждого экспоната Эрмитажа провести 30 секунд, на осмотр всех уйдет 8 лет (!). Поэтому фактически любое посещение Эрмитажа – ознакомительное. И хотя на это ознакомительное посещение мы потратили 2 с лишним часа, никто об этом не пожалел. Мы попрощались с Невой, Дворцовой площадью, атлантами, которые уж много лет «держат небо на каменных руках» и поспешили на вокзал. Ведь путь в Москву нам предстояло проделать на «сапсане».

Санкт-Петербургу во все времена восхищенные его красотой гости города давали разные имена: «Северная Пальмира», «Северная Венеция», «Город белых ночей». Все эти имена мы запомнили и в следующей поездке, Бог даст, придумаем новое имя, связанное со славными именами тех, кто создавал такую красоту, кто отдавал за это жизни, становясь мучениками и героями.

Варламова Н.В.